Об авторе

Владимир Иванов, автор дневника ivlem.ru

   Приветствую Вас, уважаемый читатель, на моем блоге! На своём 64м году жизни настроен вполне позитивно, чего и всем желаю. Рассказать о себе непросто, но, тем не менее, постараюсь в нижеследующем осветить пройденное.

    Жизнь каждого человека состоит из  таких отдельных коротких мини-жизней различной интенсивности и плотности, которые складываются в общее полотно большой или небольшой дороги. Я постараюсь вкратце осветить их, выделив периоды:

Детство и школа

      Родился я в городе Карачев под Брянском 5 декабря 1956 года, в День Конституции, что определило мне иметь свой собственный день рождения, всегда праздничным, поскольку этот день отмечался нерабочим, наряду с 8 марта, 1 и 9 мая. Мама  работала кассиром в банке, отец- электриком. Детство обычное, советское. ясли, детсад. Жили мы в дедовском доме, который после войны он оставил отцу, среднему из трёх братьев. Почему именно ему? Отец,  будучи в десятилетнем возрасте, по занятой немцами территории, постоянно ходил пешком до Навли (30 километров) и обратно, за лекарством для дедушки, без которого бы он не выжил. Кстати, из-за войны официально отец нигде не учился, если только в армии, хотя электриком был образцовым

    При доме был большой участок с садом, где росли яблони нескольких сортов, кусты малины, крыжовника,  а ближе к дому, в центральной части, был огородик  под картошку и грядки овощей. Ну, овощи меня, когда чуть подрос, не очень интересовали, а вот малину и крыжовника, особенно, наедался до оскомины.  Не прошло и четырёх лет, как у меня появилась младшая сестрёнка Таня, будущий верный друг и соратник по играм, ссорам, радостям и по жизни. Через некоторое время переехали в другой дом, в центре города, купили в рассрочку. Смена обстановки, новые друзья, новая жизнь. 

   Учится я пошёл почти в восемь лет, и пять лет проучился в Горьковской.  Школ в городе не хватало, построили новую, Пятую,  В неё меня и определили в шестой класс, вместе с другими. Новые учителя, новые друзья, новые занятия. Ходили в гости друг другу, играли в хоккей зимой, в футбол и в разное другое  летом. Однажды катались компанией на речке на коньках, я попал на чуть замерзшую полынью и провалился по грудь в воду. Выбрался с помощью друга- соседа, Сашки Доронина, он меня вытащил, содрал с ребят куртки, чтоб не замерз, развел костёр, мою одёжку выжали, подсушили, и отвел домой.. Учился я, в целом, на 4 и 5. Изредка проскакивали тройки. Уроки на дом задавали не очень обременительные, старался от них отделаться побыстрее и - на улицу летом, или к друзьям в гости зимой. Увлекался фотографией. Интересно было разводить реактивы, проявлять пленку, и печатать с нее под красным фонарем через увеличитель мокрые отпечатки,  волшебным образом проявляющиеся в растворе.   Ещё я ходил в Дом Культуры,  в ансамбль народных инструментов, Определил меня  преподаватель на балалайку “прима”. Пару раз выступал на публике, в концертах. Но потом докатилась до нас эра ВИА,  начались самоделки электрогитар, и попытки сыграть где-нибудь в ДК. Репетировали у кого-нибудь из друзей, но ничего серьёзного из наших попыток не вышло, нельзя объять необъятное, потому что кроме музыки у нас были и другие дела. На великах в ту пору гоняли все. И взрослые - на работу и по хозяйству, и дети - по своим ребячьим делам.

   Советская промышленность освоила производство мопедов для населения. Существовала градация: попроще - рижский. Велосипед с моторчиком. Потом двухскоростная “Верховина”, дальше мотороллер “Турист”, и, наконец - мотоцикл.  Все эти ступени до армии я прошел, как и мои товарищи; менялись друг с другом, помогали запчастями, если они были, по теперешнему тусовались,  но без торгашества. Так что заняться было есть чем. Где-то в восьмом классе, уж не помню, что явилось причиной, зимой, загорелся желанием научиться ходить по свободно висящей проволоке. Повесил её в саду, между яблонями и начал тренироваться. Висела невысоко, чтобы падать не больно. А падал долго. Сначала учился стоять. Гасить вибрацию, которая возникала от резонанса колебаний. Потом потихоньку ходить  Где-то через неделю научился. Таким вот образом практически усвоил,  что “если долго мучиться, что-нибудь получится”.  В школе пристрастился к прыжкам в высоту,  баскетболу и боксу и стал тренироваться в электрозаводском спортзале. Цель у меня не стояла побеждать на соревнованиях, мне нужно было знать самому что я умею и насколько способен. Постепенно подходила выпускная пора. Большим неприятным удивлением для меня явилась тройка по русскому в аттестате за 10-летку. 

Предармейские искания

    После школы, не без помощи военкомата, поехал под Ленинград, поступать в военно-морское училище на подводника. Думаю, при большом желании, вполне бы мог туда поступить, но желание, по мере погружения в действительность первого отрыва от родных мест, было не слишком сильным. Первый блин, как говориться, получился. комом. Когда вернулся. было время попытаться поступить ещё  куда-нибудь.  Вместе с хорошо знакомой девушкой поехали попытать счастья  в Пензу, где меня. как "не своего" завалили, а её, по определённым причинам нет, но, тем не менее, из чувства солидарности, а может быть еще какого, назад мы вернулись вместе. Больше в этот год пытаться поступать куда-то уже было поздно. 

     Пошел на Экспериментальный завод сначала в ученики, а потом,  сдав на разряд, токарем. Нравилось из куска болванки резцом вытачивать что-то стоящее, нужное, каленый запах струящейся стружки.  Но прежде чем вытачивать, нужно было научиться правильно заточить резец, а потом, точно выдерживать размер, чтобы не превысить допуск по чертежу,  "ловить сотки" - в этом и заключается классность. За соседним станком работал приятель, у него получалось чуть лучше, чем у меня. И только у нас стала уже капать денежка, как нас обоих, от военкомата,  послали в Брянск на учебу. Его на радиста,  меня в автошколу. Повышать категорию с В на С.     Занятия были с 9ти до обеда. Некоторые карачевцы сняли там квартиры, чтобы не мотаться. Мне это казалось диким. Два часа на дорогу в один конец с пересадкой из Брянска  в другой район, и оттуда до ДОСААФа минут 15 по путям. Правда приходилось вставать рано, в 5 утра, бежать на вокзал, садится на поезд, и отсыпаться больше часа на третьей полке, так как ездили зайцами. Зато в самой учёбе никаких проблем не было. Учили билеты, которые я знал, ездили по городу на 2х самосвалах. 

  Однажды после учебы, шёл по городу, на другой стороне улицы увидел  знакомого, учились в школе в параллельных классах. На него ехал автобус, он не видел. Я ему кричу через шоссе, он мне, тоже машет рукой, думает я с ним здороваюсь. Пришлось перебегать и срочно вытаскивать на тротуар из под колёс. Так мы с ним подружились. Он тут же, но в другой группе, учился на связиста. Мы же в своей группе учили билеты по карточкам. Уж не помню сколько их там было, но все их знали назубок. И, хотя вопросы на экзамене, позже, оказались немного не те, и не в том порядке, никто из нашей группы не пошел на второй круг, все сдали.

     Чтобы не сидеть, до армии, на шее у родителей, принял  предложение поработать на Уазике в Ремонтно -тракторной станции.  Работа очень нравилась Я возил мужа моей двоюродной сестры по служебным надобностям в разные места. Однажды случился казус. Нужно было включить передний мост, а для этого необходимо  было ввернуть втулки, а я их не докрутил, туго проворачивались, и пришлось Николаю, чертыхаясь, самому лезть в грязь вертеть ключом. Мне очень нравилась машина, легкая, вездеходная, быстрая, под сотню держала. Однажды под ночь в сумерках, ехал из Брянска один, на скорости, потерял дорогу и вылетел с насыпи на поле. Хорошо, не перевернулся и не во что не врезался. Отделался лёгким испугом и синяком. С этого раза понял, что езда ночью это не шутка. Так я проработал до ноября. А на 25е число пришла повестка. 

Погранвойска

       Отметили проводы, как у всех, скромно, родители и моя девушка помахали руками и поехал я в автобусе в не домашнюю жизнь. Отвезли в  областной сборный пункт, в "отстойнике" держали три дня, всё не было "покупателя". Потом привезли в  Аэропорт, погрузили в брюхо большого транспортника, и - через несколько часов нас встретила Ош. Здесь партию разделили. Оттуда на тентованных Зил131х, по Памирскому тракту повезли на Гульчу. Под ночь. Человек по тридцать в машине. Без скамеек. Трясло и било о борта довольно сильно. Холодновато. Для гражданского человека несколько неудобно. Не доехали километров пять. Перевал закрыт. Построили и - вперёд! Пейзаж - космический. Снежок. Вниз - спуск. Впереди - гора. Добрались.

      В Гульче была учебка. Учили минно-саперному делу,  муштровали здорово. Со мной сюда приехал товарищ, мой вечный соперник по кроссу, лыжным гонкам, баскетболу. Поддерживали друг друга, объединили в заначку свои общие деньги на “чепок” (буфет).  Подъем - отбой пока спичка горит,  прогон через табуретки, ну и прочие “дедовские” приколы. Но само место замечательное! И воздух неповторимый.  Оттуда я попал в саперную роту на Мургабе, а друг на одну из застав.

      Мургаб - место особенное : 3500 метров над уровнем моря. Ни деревца, ни кустика, ни травы. Скалы, камень, песок. Бегать затруднительно, кислорода мало. Чуть что - отёк легких. Китайская граница. На слуху Джаланошкой и Даманский. Строили ЗКП. Это закрытый командный пункт. Долбили огромный котлован на скальном грунте, работали лопатой да ломом...

 Разреженный воздух, повышенный ультрафиолет делают кожу сухой и коричневой. И этот загар никак не спутаешь с черноморским.

 Ещё по приезду в часть предложили подать заявление в погранучилище, я подал, и забыл о нем. Постепенно втянулся в новую жизнь, и уже когда совсем не ждал, пришел приказ о переводе меня в Ош, в сборный пункт. По сравнению с Мургабом - райское место! Сады во всю цветут, воздух целебный, литература есть. Сюда со всего погранокруга собирались кандидаты. Скоро группа собралась, и мы поехали в Москву, поездом. Прибыв в училище, после некоторой подготовки и сдачи экзаменов, был зачислен на первый курс. Учеба шла интересно,  особое внимание отводилось физической подготовке, кроссам. Пограничное военное училище считалось филиалом МГУ. Профессорско-преподавательский состав был соответствующим.  Помимо необходимых воинских дисциплин, курсанты учились по программе гуманитарного ВУЗа, и при выпуске имели соответствующий диплом. Здесь была шикарная библиотека, где я читал античных философов. Запомнились занятия по тактике. Лекции в полевых условия и усвоение практики на земле.

     Год шел за годом, в училище отучился три курса, и перед началом непосредственной стажировки в войсках, при накладке нескольких неблагоприятных обстоятельств, был из него отчислен, и послан дослуживать в Западный пограничный округ, в Одессу.

   Часть стояла у самого моря, но поплавать в нём  довелось раза два за полгода. Строили жилой дом. После работы, в свободное время,  занимались самодеятельностью, приспособив кинопроекционный усилитель.

   Были конфликты с "оборзевшими дедами", которым мы (со мною объединились два парня, что как и я уже переслужили 2 и 3 года) были костью в горле. Служба информированности командира была поставлена отменно, и он популярно объяснил обеим сторонам последствия, проведя с каждым персональную беседу. 

         Еще запомнилось, как нас водили в баню. Часть была небольшая, и мыться раз в неделю водили в городскую. Её на это время перекрывали от гражданских, чтобы не было контакта. 

Весной командир отпустил меня домой. Началась недолгая гражданская жизнь.

Автобус

  Из дома уехал в Москву, устроился в автобусный парк, работал водителем автобуса на городских маршрутах. Платили хорошо, но вставать приходилось рано. Поселили меня от предприятия в общежитие квартирного типа, такая обычная однушка, на троих.  Жили весело,  дружно, по-соседски.  Утром рано дежурный автобус отвозил в парк. Там заводил Лиаз, проходил медкомиссию и гнал в Кунцево, на 5й маршрут.

    Работать нравилось  Вскоре женился. Переехали к родителям жены, но ненадолго. Сняли квартиру в столице.  Однажды  в парке неудачно оказался между двумя автобусами, чуть придавило, повредил грудную клетку, и, хотя через 3 недели все прошло без последствий, спустя некоторое время уехали  ко мне домой,  в  автотранспортное предприятие,  тоже на автобус. Ездил на маршрутном, по городу, и на и на рейсовом в областные центры. Вскоре родился сын. Жить с родителями стало неудобно, и мы сняли квартиру. Но такая жизнь жену не устроила и через некоторое время снова уехал в Подмосковье на службу по контракту. 

Перевод и окончание  службы

   После соответствующего обучения, служил в танковом батальоне на должности секретаря комсомола. Получил жильё. Через пять лет продлил контракт, развелся с женой, ушел в спортивную роту старшиной и снова  женился. Начались скитания по съёмным квартирам. Жили в гостинице,  в офицерском общежитии, у бабки - самогонщицы, даже как-то пришлось пожить недельку на теплоходе в речном порту в Москве, там суда на приколе сдавали каюты. 

   Скитания по квартирам не закончились и с переводом в дорожно-строительную часть, под городом Нея, где я заведовал складом автозапчастей. Солдатский контингент был, в основном, восточный. Было определено место дислокации в пяти километрах за городом, куда я ходил пешком, потом ездил на велосипеде,  который сменился мотоциклом.

      Служба медом не казалась, но и не обременяла слишком уж. Наряды, построения, вечная пересортица на складе, когда того, что числится - не хватает, а что не числится - в избытке. Это, в свою очередь, следствие того, что на склад ты получаешь все в таком виде от вышестоящего, и не принять ты не можешь. В результате, когда пришла пора при увольнении сдавать склад, высветился определённый долг, который мог бы и не высветиться, при договорённости с принимающей стороной в лице  ну очень неуживчивого сослуживца со сволочным характером. И все, положенные мне при увольнении выплаты за десять лет растворились в этом долге без остатка.

Так что выходил я в новую жизнь чистым и голым аки младенец. Несмотря на то, что все дела я передал и с частью полностью рассчитался,  начальник штаба, по какой-то своей непонятной мне вредности не давал мне нужные документы, оставив в подвешенном состоянии. Служебную жилплощадь я сдал, без документов куда-то ехать бессмысленно.  Мы купили здесь домик, оформив на жену, в рассрочку на полгода и открыли ЧСП,  где основной деятельностью были фотоуслуги. 

Так и зажили. Изредка наведывался в часть, Мурыжили меня месяца три, пока наконец все не получил. Ехать особо было некуда, времена стояли смутные, так что прожили мы там несколько лет,  тем более, что уже оба были при своём крошечном деле, которое на первых порах практически кормило и давало жить. Интересный был момент с налоговой.  До Нового года у жены действовал патент на фотоработы и я был туда вписан. И буквально в последние два дня нам удалось открыть ЧСП на эту же тему. В новом году мы вышли на работу, и сразу же нагрянула налоговая. Видели бы вы лицо начальницы, которая потребовала необходимые  документы!

     Фотографировались, конечно мало. Здесь была местное хорошее фотоателье.  Но мы делали картинки, календари, буклетики, торговали "сопутствующими товарами" - мелочевкой. Хит продаж был в ту пору новый, малознакомый, поначалу, здесь продукт - жевательная резинка или жвачка и наклейки от нее, за которыми охотилась здешняя детвора от мала до велика. Так что этот сопутствующий товар превратился, постепенно,  в основной, который мы обновляли, ездив в Москву, каждую неделю, в отличии от конкурентов - стоящего рядом магазина. Шли дни, недели, потихоньку выплачивались долги, пока все не погасились. 

 Друзья меньшие

    При достижении какой-то определённости в жизни, мы всегда старались себе кого-нибудь завести. Когда проживали на служебной площади,  у нас появился щеночек Дик, который через полтора года превратился в очень умного и преданного пса - настоящую охотничью лайку, способную выследить и удержать зверя. Сам я не охотник,  хотя и выправил к концу службы охотничий билет. Но в лес наведывался часто, особенно летом, тем более, что весь процесс-то: вышел из части - и ты в лесу. Так вот частенько Дик выводил  меня то на птицу,  то на белку, то на  зайца. Однажды предупредил лаем о гадюке. И  как- то,  в один день, он исчез.  Долго я его искал по всему городу, безрезультатно!  Уже много позже, через несколько месяцев мне кто-то проговорился, что его украл у меня и увез на машине в какое-то село  один мой сослуживец из местных.

   Чара попала к нам через полгода после Дика, росла с ним вместе. Выросла тоже очень умной и самостоятельной. Пережила с нами и переезды в купленный дом,  и голодное время, и поездку на море.

Однажды убежала (не уследили) и украла у соседей по улице кусок мяса от только зарезанного поросёнка у соседей, через три дома от нас живших,  но те это дело  застукали и мясо у неё отобрали. Прибежали жаловаться к нам на нашу собаку. Что за ней не смотрим, что мясо испортила.  Мы их спросили, на какую сумму она украла. Назвали. Мы заплатили.                                           

- Всё?

- Всё! 

- Претензий нет?

- Нет! 

- Ну давайте ваше мясо! 

- Какое? 

- То самое! Испорченное.

У людей - ступор.  Мясо отдали. Оказалось очень даже неиспорченным. 

     Однажды приобрели мы крольчонка, Васей назвали. Подрос  он немного, и нужно нам было уехать в Москву. Это ночь, день и ночь. Заперли в доме. Приехали утром:  всё раскидано, разбросано, на полу месиво из  продуктов., посуды и вещей.  И среди всего этого сидит главный герой -  Вася!  Больше мы его так не оставляли. Было уже лето, соорудил ему надёжную клетку и определили на жительство в составе сарая  с клеткой наружу, из которой через две недели он исчез безвозвратно. 

    Шло время. А дела становились всё хуже и хуже. И мы решили вернуться в Подмосковье. 

Алабино

    В гарнизон возвращаться не было никакого смысла, но направление было обжито, и жильё мы выбирали там. Работать пошли по объявлению в "Эккорт-сервис".  Выделили нам в Москве сектор, поближе к месту жительства, мы должны были обходить предприятия, организации, рынки, всех тех, у кого были кассовые аппараты и предлагать заказать к ним  кассовую ленту, на которую всегда был спрос. Мы получали процент от выручки. С энтузиазмом принялись за дело. Но,  поближе познакомившись со всем процессом, выяснилось, что в штате нас нет, и мы вообще никто,  и что все приходившие, и приходящие кандидаты это просто ловкий маркетинговый ход, источник сбыта и неиссякаемый источник для базы данных клиентуры. Но здесь платили реальные деньги и мы с женой решили на полгодика остаться.

    Время шло, сменили уже больше десятка квартир в Голицыно и Алабино, и однажды, случайно, встретил бывшую жену. Оказалось, что из моей квартиры она уже выписалась, а саму её сдаёт внаем. Приехал. Дал капитану месяц срока. Не выселяется. Начал кормить "завтраками" (...вот-вот съеду!) Стало понятно, что по человечески товарищ не понимает. Пришлось идти в домоуправление. Здесь до него стало доходить. Короче, через три дня, после многолетнего отсутствия и мытарств по съёмным квартирам, я, наконец, вернулся в собственную.

     До выхода на пенсию работал менеджером по продаже кассовой ленты с разными организациями. В 2003 году прошел профессиональную подготовку в Московской Академии государственного и муниципального управления по семи дисциплинам и получил диплом по специальности психолог-конфликтолог, но по профессии поработать так и не пришлось.   До коронавируса иногда ездил в Москву с лентой по старым адресам, но с его приходом, по понятным причинам, поездки прекратились. 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение